Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Валентина

Морской флот России,традиции и обучение моряков в Санкт-Петербурге

фрунзе2 (700x495, 42Kb)
Традиции и нравы Морского корпуса, их влияние на формирование личности
выпускника

Тезисы пленарного доклада на Всероссийской конференции «Военное образование в России», посвящённой 150-летию окончания
художником-баталистом В.В.Верещагиным Морского кадетского корпуса.
Череповец, 26 – 27 октября 2010 г.

В.А.Колодяжный
С.-Петербург

4 октября 1699 года, вскоре после Керченского похода, царь Пётр Алексеевич имел беседу с Патриархом Московским Адрианом, навестив хворавшего Владыку на его подворье. Во время встречи речь, в частности, зашла о просвещении в России, о насущной потребности распространения знаний и наук. Признав важность церковного образования, единственно существовавшего на то время в стране, государь, тем не менее, заметил, что священники «грамоте мало умеют» и что следует позаботиться о создании таких школ, из которых бы «во всякие потребы» люди выпускались. Неизвестно, как отреагировал на слова молодого самодержца патриарх, только после кончины Святейшего в 1701 году Пётр решил нового предстоятеля не избирать и Русскую церковь возглавил сам. И в том же 1701 году, именно 14 января, царским Указом в Москве была создана Навигацкая школа, после переезда в столицу ставшая Морским корпусом, – первое в России светское учебное заведение.
Пример воинского образования был взят с Франции, самой передовой в военном отношении державы XVII века. Отцами французской военной школы были интендант финансов Жан-Батист Кольбер (флот) и военный министр маркиз Франсуа-Мишель де Лувуа (армия). В 1680-е годы в Бресте, Рошфоре и Тулоне появились морские училища и был учреждён корпус гардемарин (морских гвардейцев) из 200 учащихся с девизом «Гардемарины, вперёд!». В тот же период во Франции создаются и военные школы, учащиеся которых стали называться кадетами; cadet – младший, несовершеннолетний. Из Франции новые звания – «кадет» и «гардемарин» – перешли во все европейские государства, в том числе, и в Россию, где их стали присваивать соответственно младшим и старшим воспитанникам Морского корпуса.
Но не только для последующей морской службы готовились учащиеся Навигацкой школы с самого её основания. Когда адмирал Ф.М.Апраксин, расценив ситуацию так, что школа состоит в Приказе воинских морских дел и он волен делать с нею всё, что посчитает нужным, 3 августа 1708 года получил от монарха строгую отповедь. В частности, Пётр писал адмиралу, что «не точно морскому ходу нужна сия школа», но и совершенствованию других отраслей знаний, чем подчёркивал её общегосударственное значение. С тех пор, практически с момента своего создания, Морской корпус готовил и подготовил для России плеяду знаменитых деятелей, служивших родине и прославивших её на разных общественных поприщах.
В данной плеяде видное место занимает выдающийся русский художник Василий Верещагин.
Верещагин окончил Морской корпус в 1860 году, в самый канун Александровских реформ, коснувшихся, в числе прочего, и военно-морского образования. В частности, с 1864 года были учреждены вступительные испытания, а в 1867 Корпус переименован (в очередной бесчисленный раз): он стал называться Морским училищем. Но эти изменения и, тем более, переименования не могли сломать сложившихся к тому времени традиций Морского корпуса. Причём, какие-то традиции жили столетия, другие отмирали, едва зародившись, уступая место новым.
Назовём некоторые из них.
В 1752 году, вскоре после переезда Навигацкой школы из Москвы в Петербург и обретения Морским корпусом устойчивой дислокации во дворце Миниха на Васильевском острове, в годовой храмовый праздник, отмечавшийся 6 ноября, память св. Исповедника Павла, императрица Елизавета Петровна, выказывая монаршее благоволение, прислала в корпус изрядно битой птицы. С того дня гусь стал непременной традицией Морского корпуса и ежегодно 6 ноября подавался как коронное блюдо.

Прислала нам царица на праздник сто гусей.
С тех пор среди традиций храним обычай сей.

Праздничное меню выдерживалось год от году одинаковым: бульон с кулебякой, пожарские котлеты с горошком, жареный гусь с яблоками, мороженое, кофе, фрукты, сласти, вино (шампанское), которое в этот день дозволялось пригубить воспитанникам. Каждому полагалась коробка конфет, исполненная в виде увенчанного якорем гардемаринского погона. Столовые приборы были серебряные, а кружки и кувшины для кваса изготовлялись из серебра, выплавляемого из старого гардемаринского галуна. Вся фарфоровая посуда имела герб Морского корпуса.
Для сравнения стоит указать, что в конце ХХ века курсантов военно-морского училища кормили, деликатно выражаясь, неважно – зачастую юноши ходили голодные. Бурая «еда» в столовой подавалась в мятых алюминиевых кастрюлях, так называемых «бачках», и подчас была настолько глинистой и липкой, что при перевёртывании «бачка» вверх дном не выпадала оттуда. Что до жареного гуся, да ещё и с яблоками, то о такой диковине курсанты за все пять лет и слыхом не слыхивали, покажи – наверное, и не узнали б. А фраза из гардемаринских воспоминаний о посещении сада Тиволи в Копенгагене «… пообедали там же в ресторане 8-ю блюдами и несколько задержались за кофе, чтобы услышать исполнение симфоническим оркестром увертюры 1812 г. Чайковского» заставила бы курсанта, по его выражению, и вовсе «выпасть в осадок, белый и творожистый». Посещение в советское время европейских, африканских или американских стран, при грошовом валютном довольствии, сводилось к приобретению джинсов или диска, скажем, Pink Floyd. Должно быть, и гардемарин широко распахнул бы глаза, узнай, что через сто лет его преемник станет за границей изыскивать себе ковбойские штаны.
Строгие требования, как официальные, так и неформальные, предъявлялись в старину к морально-нравственному облику воспитанников. Так, недостойными поступками считались употребление спиртного, игра на деньги, сквернословие, купля-продажа или посещение солнечной (чётной) стороны Невского. Последнее имело важное значение, поскольку именно на этой стороне проспекта активнее всего промышляли известного свойства барышни, общение с которыми юным морякам было противопоказано.
В какой-то из 1830-х годов, император Николай Павлович, выслушав подробный доклад директора корпуса адмирала И.Ф.Крузенштерна, раздражённо бросил: «Мне нужны не головы, мне нужны лбы!». Требование государя звучало твёрдо. Специфика, однако, военно-морской службы требовала изучения многих наук, иностранных языков, международного права и этикета, что несколько противоречило выделке «лбов». И, тем не менее, помня указание царя, в Морском корпусе время от времени принимались «завинчивать гайки» и насаждать шагистику,

А в корпусе Морском, во вред морским наукам
Ввести пехотный строй, учить павлонским штукам,

что кадетами и гардемаринами воспринималось неизменно болезненно, их отношение к «фрунтовой науке» было презрительным. «Павлонами» именовались юнкера Павловского училища, известные знатоки строевого искусства и мастера печатать с носка. «Павлонские штуки», то есть, строевые занятия, назывались у гардемарин… не совсем приличным словом, демонстрирующим, какого свойства любовью пользовалось у них гарцевание по плацу «Вперёд до бляхи, назад до отказа». Надо заметить, что вообще отношение к разночинной «пехоте» и её «утехам» было у дворян-моряков пренебрежительно-насмешливым, что видно из наименований «шаркуны», «пушкари», «жеребячий пансион» (кавалерийское училище), «гробокопатели» (инженер-сапёры) и пр.
Заметим, что устойчиво высокомерное отношение к армии сохранялось и в советское время среди преемников гардемарин, курсантов Высшего военно-морского училища имени Фрунзе, называвших всех сухопутных не иначе как «сапогами». «Как надену портупею, так тупею и тупею», – посмеивались морские над армейскими. Эта флотская фанаберия перешла к советским по неправедному, подложному наследству, ибо нечем было морякам, как встарь, кичиться: ни дворянским происхождением, ни сложностью постигаемых «морских наук» – в большинстве пехотных училищ науки были не легче.
Справедливости ради отметим, что и у юнкеров-павлонов с александронами имелись основания подтрунивать над гардемаринами: во время парадов становилось особенно заметно, что матросская форма питомцев Морского корпуса с её бушлатами, голландскими рубахами, открытыми воротниками, тельняшками и лентами бескозырок плохо гармонирует с характером и самим духом строевой подготовки, и совсем уж нелепо выглядит с сапогами, саблями и палашами при гардемаринских занятиях по верховой езде. Насколько удобнее в галифе!
Многие корпусные, а впоследствии училищные офицеры получали от воспитанников прозвища, часто обидные. Но до революции эти клички носили вялый, неострый характер – так, известны Макака, Тихоструй, Нищий, Лошак, Мороженщик, Мотор или Ветчина-с-Горошком и всё в подобном духе, тогда как в конце ХХ столетия курсанты присваивали офицерам прозвища куда более жёсткие: Ванька-Каин, Вурдалак, Шатун, Коля-Кровавый, Федя-с-Наганом. Видимо, столовское меню не располагало к мягкости. Прозвища бытовали, конечно, и в курсантской среде, причём, часто они становились вторыми именами, самостоятельными и обособленными: Пёс, Кайф, Секс, Щалый, Сюня, Пакет, Торчилло, Фюрерок и пр. Многих курсантов их училищные имена сопровождали всю жизнь.
Во все времена, при всяком удобном случае воспитанники Морского корпуса стремились словчить, смягчить воинские тяготы. Прилаживали, например, специальное кольцо для облегчения ношения винтовки в положении «на плечо» на длительных, от корпуса до Дворцовой площади и назад, еженедельных строевых прогулках. Или по команде подняться на фор-салинг мачты, добирались по вантам только до фор-марса, там пересиживали некоторое время и, словно бы выполнив задание, спускались вниз, на палубу. Правда, некоторые кадеты относились к подобному лукавству негативно. В советское же время подушка, втихаря засунутая курсантом в вещмешок вместо положенной выкладки, не вызывала возмущения товарищей, не считалась, как раньше, «жульством»: марш-бросок по тревогам случался дальний, с Васильевского острова до Автова и назад, и если можно облегчить себе груз, почему этого не сделать? Заметим, что облегчение случалось и иного рода: шедшие рядом в строю курсанты, чтоб отвлечься от изнуряющего марша, попеременно на память читали «Евгения Онегина».
Учащихся Морского корпуса, как бы он ни назывался, во все времена объединяло повышенное чувство справедливости и связанное с ним желание досадить начальству. Однажды, в отместку командованию (за что-то) часть гардемарин пригласительные билеты на ежегодный корпусной бал раздала девицам-завсегдатайшам солнечной стороны Невского. Некоторые из них явились в корпус. Только смётка распорядителей, сумевших вовремя распознать и прочь удалить проституток, спасла положение, иначе мог случиться сильнейший конфуз: на балу присутствовали генерал-адмирал, морской министр, ожидались великие князья, не говоря о многих съехавшихся, в том числе, и девушках из благородных столичных семейств. Уместно здесь же сказать, что на исходе ХХ века преемницы теплолюбивых созданий с Невского составляли заметную часть контингента, посещавшего училищные танцевальные вечера.
Или другой случай из нового времени. Случилось почему-то так, что в гарнизонный патруль назначили вдруг старшую роту. Недоумению и возмущению выпускников не было предела! Обычно пятикурсников, или, как их называли, мичманов, не трогали, их дело – готовиться к государственным экзаменам, писать дипломы. Обиженные мичмана, желая воздать начальству сторицей, выйдя в патруль, принялись интенсивно задерживать курсантов исключительно из своего училища, лишь только завидев на ленте бескозырки надпись «ВВМУ им. Фрунзе». В итоге военно-морское училище заняло по уровню дисциплины последнее место, и его начальника, дородного седовласого адмирала, сухопутное командование на всех гарнизонных совещаниях всякий раз теперь поднимало словно проштрафившегося ефрейтора и на суконном своём наречии поучало, как, мол, важно укреплять воинский порядок. Зато подобных случаев в училище больше не отмечалось, мичманов не беспокоили, и, как и прежде, в патруль, «выколупывать из канавы пьяных зольдат», отряжались только младшие курсы. И тот, и этот случаи, разнесённые в истории на десятилетия, нельзя признать слишком благородными по отношению к своей alma mater, но, увы, так было.
В старое и в новое время многие кадеты, гардемарины и курсанты занимались стихосложением, игрой на инструментах, пением – известны выпускники Морского корпуса композитор Н.А.Римский-Корсаков, поэт великий князь Константин Константинович (К.Р.) или выдающиеся солисты императорской оперы Фигнер и Смирнов. Но в училище имени Фрунзе курсанты не просто сочиняли стихи, они клали их на музыку, и эти самодеятельные, «бардовские» произведения исполняли под гитару. Чаще всего песни эти имели скабрёзный характер, но были очень весёлые. Наибольшей популярностью пользовались «На Севере, на диком и на хмуром», где ладно рифмовались «атомная лодка» – «водка» – «глотка» – «красотка», или «Мама, я штурмана люблю», увенчанная оборотами вроде «матросы» – «засосы». Но ошибётся тот, кто решит, что песенки подобного свойства бытовали лишь в советское время: «Мы … пели песни, по возможности, неприличные. Посмотрев на нас, старый боцман сказал: «И не стыдно вам, господа кадеты, такую похабщину петь». Интересно бы знать, что ж там такое «господа кадеты» исполняли, что заслужили упрёк не чей-нибудь, а самого боцмана!?. Но таков эпизод из корабельной практики питомцев Морского корпуса столетней, если не более того, давности.
В корпусе жили легенды, передаваемые из поколения в поколение: о тени дамы в белом, по ночам бродящей по Столовому залу и картинной галерее, или о призраке гардемарина фон Дезина, в начале XIX века за доносительство замурованного товарищами в одной из ниш Компасного зала. Также с давних времён существовала предвыпускная церемония «похорон Альманаха» – традиция, с которой начальство боролось энергично, но, как всегда, безуспешно. Наутикаль Альманах – гринвичский астрономический ежегодник, сложностью и неудобством немало досаждавший учащимся. За несколько дней до «похорон» то там, то здесь, преимущественно в труднодоступных местах (на хорах Столового зала), появлялись плакаты на английском языке: «Сэр Альманах болен». Из уважения к «захворавшему» воспитанники старались в эти дни не шуметь и ходили на цыпочках, даже в строю. Гардемарины выпускной роты проводили «похороны» в ночь после сдачи итогового экзамена по астрономии. Тайно изготовлялся «гроб», куда помещался Альманах, гардемарины становились в траурный караул, при винтовках и палашах, но совершенно голые. Читалась «заупокойная служба», в конце же представления «безутешная вдова» – гардемарин, последним сдавший экзаменационную работу, плевала в гроб. Утром в Столовом зале появлялся плакат, извещавший, что «Sir Nautical Almanac died!».
В обряде «похорон», как видно, немало мальчишества, но учтём, что выпускникам Морского корпуса было по 17 – 18 лет; в сущности, они и были мальчишками. Но откуда это же качество у советских курсантов, оканчивавших в 22 года, и за месяц до производства в офицеры развлекавшихся тем (1970-е годы), что, например, от имени девушки вели переписку с курсантами какого-то из периферийных армейских училищ? Нетрудно же представить, какими перлами уснащались эти письма! А мрачноватая традиция похорон Альманаха в советское время преобразовалась в то, что после защиты диплома кое-кто из пятикурсников торжественно сжигал на Хозяйственном дворе конспекты – в основном, по наиболее неприятным дисциплинам: высшей математике, морской геофизике etc. А ещё, ближе к ночи, группа лихих выпускников, бывало, изловчалась надеть на памятник И.Ф.Крузенштерну, с 1873 года стоящий на невской набережной перед Морским корпусом, специально для этого сшитую тельняшку.
Но вот другая традиция советских времён выглядит более символичной и волнующей. Получив в зале Революции (бывш. Столовый) из рук главнокомандующего Военно-морским флотом дипломы, нагрудные знаки, офицерские погоны и кортики, выпускники по пути в ротные помещения, где им предстояло облачение в лейтенантские мундиры, проходя круглым Компасным залом, срывали с себя отслужившие погоны с якорями и курсовые знаки с пятью золотыми шевронами и бросали их на компасную картушку, 32-мя румбами которой выложен паркет зала. В центре картушки – дата: «1701», год основания училища.
И всё же, вспоминая традиции и нравы Морского корпуса, не следует забывать об основной заботе учащихся – постигать науки, сдавать экзаменационные сессии, проходить корабельную и производственную практику. Освоить программу технического вуза в условиях военного распорядка, казарменного быта, постоянного несения дежурно-вахтенной, гарнизонной и караульной служб – совсем не простое дело; одолеть полный курс обучения доводилось не всякому. Но удивительным образом этот сплав неофициальной и формализованной жизни воспитывал, создавал свой облик и порождал особую культуру питомцев, закалял их характер и в итоге давал результат в виде того, что во все времена и эпохи из стен Морского корпуса неизменно выходили достойные граждане Отечества, многосторонне развитые, высокообразованные – в большинстве своём, воины, с честью и мужеством несшие флотскую службу. Но и те, кто после окончания избирал для себя иную стезю, как это и предполагалось державным основателем училища, Великим Петром – и на ней неизменно добивались успеха. Пример тому – жизненный путь, творчество и героическая гибель в Порт-Артуре, на борту броненосца «Петропавловск», Георгиевского кавалера и великого русского художника Василия Верещагина.
фрунзе4 (640x424, 79Kb)
фрунзе6 (640x424, 75Kb)
фрунзе (700x448, 107Kb)

http://www.svvmiu.ru/forum/viewtopic.php?t=5592&start
Валентина

Высшее Военно-Морское училище имени Фрунзе. История.

Оригинал взят у viktoriiako в Высшее Военно-Морское училище имени Фрунзе. История. Морской Кадетский корпус
Дорогих Моряков поздравляю с Днем создания российского регулярного Военно-Морского Флота! Желаю Счастья, Здоровья, Любви и Семь футов под килем! Сегодня в ВВМУ им. Фрунзе состоится Памятный Вечер встречи выпускников училища, Военных Моряков, посвященный 320 летию создания регулярного российского флота.


Высшее Военно-Морское училище имени Фрунзе. История.
Если столько раз менять название то можно и не так ещё закопать славную историю Училища:
1. Навигацкая школа (1701 год)
2. Морская Академия (1715 год)
3. Морской шляхетский кадетский корпус (1752 год)
4. Морской кадетский корпус (1802 год)
5. Морское училище (1867 год)
6. Морской кадетский корпус (1891 год)
7. Морской корпус (1906 год)
8. Морской его Императорского Величества Наследника Цесаревича Корпус (1914 год)
9.Курсы командного состава флота (1918 год)
10. Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе (1926 год)



1. Навигацкая школа (1701 год)

14 января 7209 лета или 25 января 1701 года по новому стилю высочайшим Указом Петра I была основана "Школа математических и навигацких наук". В Российской Империи возникла государственная школа картографии и навигации. Целью создания морского учебного заведения было обеспечение комплектования создающегося отдельного централизованного российского флота Великой Империи профессиональными кадрами.

С самого начала создания Высшего Военно-Морского Училища с июня 1701 года Навигацкая Школа располагалась в Москве, в Сухаревской башне Кремля или Центральной Морской Башне государства Российского. Сухарева башня, которую называют Сухаревской, была построена в Москве в 1692—1695 годах на месте старых Сретенских ворот Китайского вала Великой Стены (Большой Стены)

"Навигацкая Школа" с нуля готовила лучших морских специалистов не только для флота, а так же для Армии и Высшей Гражданской Службы, но приоритет в России всегда отдавался морю. Сухаревская башня изначально была устроена именно как корабль с мачтой. Восточная часть башни символизировала корабельный нос, а западная – корму. И зная о пристрастии Петра I ко всему, что касается военно-морского флота, можно предположить, что Петр Алексеевич лично участвовал в разработке проекта Морской башни в виде корабля.

Школа делилась на классы - в начальных классах обучали русскому языку и началам счёта - математике и геометрии. Дальше простых выходцев отправляли служить писарями во Флот или учиться дальше на Мастеров Адмиралтейства. Наиболее способных из юношей дворянского происхождения переводили в следующие классы, высшими из которых являлись мореходные - плоской и меркаторской навигации или морской астрономии. Кроме того, ученики изучали правила ведения шканечного журнала, счисление пути корабля, фехтование. Изучение велось последовательно и завершалось сдачей экзамена. Наиболее способные и старательные могли закончить полный курс школы за 4 года, а нерадивые обучались в ней максимум 13 лет. Первоначально школа находилась в ведении Оружейной Палаты Кремля, с 1706 года она была передана в Воинский Морской Приказ, а с 1712 года - в Воинскую Морского Флота Канцелярию. Преподаватели школы работали независимо друг от друга, на равных и подчинялись только генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину.

Первый выпуск Школы состоялся в 1705 году. Её окончили 64 человека. Выпускники Школы получали право на производство в офицеры после длительного служения на кораблях и сдачи соответствующего экзамена. Многие выпускники стажировались на английском и голландском флотах, входящих тогда в Империю.

Морскую Навигацкую Школу возглавлял потомок князей Великой Греко-Российской Восточной Империи шотландский принц, российский граф, генерал-фельдмаршал, герой Полтавской битвы, Яков Вилимович Брюс.
Яков Брюс помимо основного русского свободно владел шестью европейскими языками и проявил себя как ученый в геологии и географии, в математике и артиллерии, в астрологии и астрономии, в механике и оптике, в истории и медицине, в филологии и лингвистике, и в многих других научных дисциплинах, поэтому выпускники получали разносторонние знания и поэтому выпускники - Военно-Морские Офицеры всегда были цветом общества.

2. Морская Академия 1715 год

В 1715 году в Санкт-Петербурге на базе действующих старших мореходных классов Навигацкой школы создаётся Морская Академия (Академия морской гвардии). Навигацкая школа лишилась своего прежнего статуса и стала подготовительным училищем при Академии. Морская академия была рассчитана на 300 учеников и организационно делилась на 6 отделений по 50 человек. Во главе академии стоял директор, отделениями командовали офицеры из гвардейских полков. Помимо отделений в Академии имелся отдельный класс геодезистов численностью 30 человек. В 1716 году было учреждено воинское звание «гардемарин». Это звание заменило звание «навигатор», в качестве переходного от ученика Морской академии к чину мичмана (учреждён в 1713 г.). По экзамену мичманы производились в первый офицерский чин унтер-лейтенанта. В 1732 году первым офицерским чином на флоте стал чин мичмана, сохранивший это значение до 1917 года с перерывом в 1751-1758 гг. С 1723 года в гардемаринскую роту (200 чел.) зачисляли прошедших теоретический курс. Летом гардемарины распределялись по кораблям и уходили в практическое плавание, а зимой продолжали теоретическое обучение. Срок пребывания в чине гардемарина зависел от способностей и наличия свободных офицерских должностей, а также старшинства в списке роты. Вместо положенных семи лет, некоторые становились офицерами через три-четыре года, а другие служили в чине гардемарина до двадцати лет. В 1744 году в отставку «по болезни и старости» был отправлен 54-летний гардемарин, прослуживший в этом чине тридцать лет. В 1717-1752 гг. из Академии было выпущено более 750 человек.

Морской шляхетский кадетский корпус (1752 год)

15 декабря 1752 года Навигацкая школа и гардемаринская рота были упразднены, а Морская академия преобразована в Морской шляхетский кадетский корпус. Название подчёркивало комплектование его исключительно лицами дворянского происхождения. Штат корпуса предусматривал обучение 360 человек, которые в строевом отношении делились на три роты по 120 человек, а в учебном - на три класса. Гардемаринами стали называть учеников старшего класса корпуса. Состав роты был смешанный - в каждую входили три учебные группы - гардемаринская (1 класса) и кадетские (2 и 3 класса). В 1762 году для кадетов ввели единую форму одежды, однотипное вооружение и снаряжение. Новым штатом в помощь директору назначался капитан 1 ранга, фактически - его заместитель по строевой части, которому подчинялись старшие офицеры - командиры рот. В каждой роте было по 4 офицера. Деятельностью преподавателей руководил профессор. В Корпусе изучалось 28 наук, в том числе: арифметика, геометрия, тригонометрия, алгебра, механика, навигация, география, артиллерия, фортификация, история, политика, риторика, на выбор - французский, английский или немецкий языки, тактическое маневрирование (морские эволюции), морская практика, такелажное дело, фехтование, танцы. Перевод из класса в класс, а также производство гардемаринов в офицеры, осуществлялись только на вакантные места. До 1762 года выпускники Корпуса были обязаны служить пожизненно. 18 февраля 1762 года манифестом Петра III «О вольности дворянской» каждый дворянин получил право служить по своему усмотрению и выйти в отставку. Этот порядок сохранялся до 1917 года. В 1762-1802 гг. Корпус возглавлял И. Л. Голенищев-Кутузов. По его инициативе в 1764 году ввели должность старшего инспектора классов, который отвечал за организацию учебного процесса. В 1769 году была основана библиотека Морского корпуса, которая пополнялась оригинальными и переводными книгами и учебниками. Быстрый рост флота вызвал расширение Морского корпуса, штат которого в 1783 году расширили до 600 человек, а в 1791 году в нём фактически обучалось около тысячи человек. С 1753 по 1802 гг. Корпусом было выпущено 3036 офицеров.

Морской кадетский корпус. 1802 год

В 1802 году из названия исключили слово «шляхетский», но принцип комплектования Корпуса не изменился. Директором Корпуса стал контр-адмирал П. К. Карцев, ветеран войн с Турцией и Швецией. Наиболее способные гардемарины отправлялись волонтёрами на английский и французский флоты и участвовали в Трафальгарском сражении. В 1812 году Морской корпус произвёл два выпуска, флот пополнился 134 мичманами, многие из которых приняли участие в войне с наполеоновской Францией. В 1817 году штат корпуса предусматривал обучение 700 кадетов и гардемаринов, расходы на его содержание составляли более 460 тыс. руб. в год. В 1826 году Корпус под воздействием Николая I приравняли к экипажу, аналогичному армейскому батальону. Капитан 1 ранга стал именоваться командиром экипажа. Батальон включал гардемаринскую, три кадетские и резервную роты. В кадетских обучались мальчики от 10 до 16 лет, в гардемаринской - юноши 16-18 лет. Роту возглавлял капитан-лейтенант, отделения - лейтенанты и мичмана. В обучении на первый план, как и в армии того времени, вышла строевая подготовка. Дисциплина поддерживалась строгими наказаниями. В таких сложных условиях положительную роль сыграла деятельность адмирала И. Ф. Крузенштерна, бывшего сначала инспектором классов, а затем и директором Корпуса (1827-1842 гг.). При нём в Корпусе были созданы музей и обсерватория. 28 января 1827 года при Корпусе был открыт офицерский класс для совершенствования образования офицеров. Тем не менее, уровень обучения офицеров неуклонно падал, что стало одной из причин поражения в Крымской войне. В 1855 году преобразования на флоте возглавил генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич. В 1861 году при его участии были установлены новые правила приёма в Морской корпус. Впервые были введены конкурсные экзамены и «пробные» плавания. В Корпус принимались юноши от 14 до 17 лет, кроме дворян право на поступление имели также дети «почётных граждан», заслуженных армейских и флотских офицеров, гражданских чиновников. Телесные наказания были отменены, основной упор сделали на стремление выработать дисциплину, основанную на сознательном отношении к делу.

Морское училище. 1867 год
В 1867 году Морской корпус переименовали в Морское училище. Согласно Уставу в него принимались юноши с 16 лет, срок обучения составлял 4 года, штат сокращался до 240 человек с расчётом на ежегодный выпуск 60 гардемаринов. Звание «гардемарин» стало присваиваться выпускникам училища, которые отправлялись в годичное плавание, после чего производились в чин мичмана. Курс училища подразделялся на две части - общую (1 год) и специально-морскую (3 года). Ежегодно в мае проводились переводные экзамены, а с 25 мая по 25 августа кадеты проходили практику на кораблях учебного отряда. 7 августа 1862 года офицерский класс реорганизовали в Академический курс морских наук, который в 1877 году был преобразован в Морскую академию, которая с 1907 года стала самостоятельным учебным заведением. В 1861-1871 гг. училище возглавлял контр-адмирал В. А. Римский-Корсаков. При нём были отменены некоторые обязательные занятия, сокращено число строевых занятий, повысилась роль самостоятельной подготовки кадетов. Кадетам было разрешено ежедневно после занятий уходить в город до 23 часов. В дисциплинарную практику ввели «штрафные отметки», которые влияли на старшинство в выпуске, которое влияло не только на распределение по окончании училища, но и на получение очередных офицерских званий. Многие из этих преобразований оказались временными. Преемник Римского-Корсакова, контр-адмирал А. П. Епанчин отменил часть его начинаний. В 1872 году кадетам запретили выход в город по будним дням, стали практиковать обыски личных вещей. С 1875 года срок обучения увеличили до 5 лет, а возраст поступающих в подготовительный класс снизили до 12 лет. В 1882 году звание «гардемарин» на флоте упразднили, а в училище ввели гардемаринскую роту. При выпуске вновь стали присваивать чин мичмана.

Морской кадетский корпус.1891 год
В 1891 году училище вновь переименовали в Морской кадетский корпус. По новому положению срок обучения составлял 6 лет, корпус делился на 6 рот, а в учебном плане - на 6 классов (три общих и три специальных). В 1898 году число воспитанников увеличили до 600 человек. Директор корпуса осуществлял руководство через ближайших помощников - заведующих строевой и хозяйственной частями. Ежегодно в летние месяцы выпускники практиковались на кораблях Учебного отряда морских судов. Качество практики несколько снижалось ввиду устаревания корабельного состава отряда. Тем не менее качество специальной подготовки оставалось достаточно высоким благодаря углублённому изучению специальных дисциплин. В 1903 году срок обучения в специальных классах был увеличен ещё на один год.

Морской корпус. 1906 год.
С 1906 года в Корпусе был проведён ряд преобразований, основанных на реализации опыта русско-японской войны. Увеличили число воспитанников, а гардемаринов специальных классов приравняли к юнкерам военных училищ. Выпускники Корпуса производились в корабельные гардемарины, а после годичного плавания получали чин мичмана. Главным предметом в специальных классах стала тактика. Курс военно-морской истории преобразовали в историю военно-морского искусства. Совершенствовалась материальная база. В 1912 году были проведены первые соревнования между кадетами - они включали в себя гимнастику, фехтование, стрельбу из винтовки и револьвера, плавание, гонки под парусом.

Морской его Императорского Величества Наследника Цесаревича Корпус. 1914 год

6 ноября 1914 года Николай II назначил шефом корпуса своего сына Алексея Николаевича. Во время Первой мировой войны сроки обучения были сокращены при сохранении объёма основных учебных программ. Тем не менее, Морской корпус в силу сословных ограничений не мог избавить растущий флот от недостатка кадров. В 1916 году Корпус переименовали в Училище. В марте 1918 года училище прекратило свою деятельность.

Курсы командного состава флота. 1918 год

15 сентября 1918 года специальным приказом было объявлено о создании в Петрограде Курсов командного состава флота на 300 слушателей. Открытие курсов состоялось 10 октября в здании бывшего Морского училища. Слушателей набирали из матросов-специалистов, которых планировалось подготовить к исполнению офицерских обязанностей всего за 4 месяца. В 1919 году Курсы реорганизовали в Училище командного состава флота со сроком обучения три с половиной года. Училище включало военно-морской и технический отделы. Военно-морской отдел готовил штурманов, артиллеристов и минёров, технический отдел - механиков, электромехаников и радиотелеграфистов. Таким образом, впервые был реализован принцип подготовки специалистов на первичные офицерские должности. Правилами поступления разрешалось зачислять в училище не только матросов, но и гражданскую молодёжь. В октябре 1919 года отряд слушателей впервые выступил на фронт. За проявленный отрядом героизм, училищу было вручено Красное знамя, которое и сейчас хранится в его музее. 8 июля 1920 года было утверждено Положение о приёме в училище, которое установило возраст поступающих из числа гражданской молодёжи - 18 лет, из числа военных моряков - 26 лет. Для поступления требовалось среднее образование и сдача вступительных экзаменов. 18 июня 1922 года состоялся первый выпуск училища - его окончило 82 человека. В том же году подготовка по специальностям «инженер-механик» и «инженер-электрик» была переведена в создаваемое Военно-морское инженерное училище (ныне - Военно-морской инженерный институт). Осенью того же года Училище командного состава флота преобразовали в Военно-морское училище. Установка предусматривала подготовку командира для военно-морской службы без разделения по специальностям. Полученные знания могли обеспечить продвижение по службе до командира корабля 2 ранга. В дальнейшем офицер мог совершенствовать свои знания на курсах совершенствования командного состава (ныне 6-е ВСОК), а также в военно-морской академии. В 1922 году состоялось первое полноценное плавание слушателей на боевых кораблях. В 1924 году учебный корабль «Комсомолец» и крейсер «Аврора» со слушателями на борту совершили первый дальний поход по маршруту Кронштадт - Берген - Мурманск - Архангельск - Тронхейм - Кронштадт, общей продолжительностью 47 суток.

Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе. 1926 год

7 января 1926 года по ходатайству личного состава училища, ему было присвоено имя Михаила Васильевича Фрунзе. Тогда же было введено звание «курсант». Новым штатом предусматривалось обучение 825 курсантов. Программа обучения делилась на 4 курса. 22 сентября 1935 года в СССР были введены персональные воинские звания для командного состава РККА и РККФ. В июне 1936 года в училище состоялся первый выпуск лейтенантов. 13 октября 1936 года училище было награждено Почётным революционным красным знаменем и получило наименование Краснознамённого. Было сформировано четыре отдела: штурманский, артиллерийский, минно-торпедный и гидрографический. В 1937-1939 гг. создавались военно-морские училища в Баку, Севастополе и Владивостоке. Туда уехали многие курсанты, преподаватели и командиры училища им. Фрунзе. 10 июня 1939 года училище было награждено орденом Ленина. Авторитет училища постоянно рос. В 1940 году на 300 вакантных мест было получено 3900 заявлений от желающих поступить. В 1939 году училище закончило 625 лейтенантов, в 1940-404.

Начало Великой отечественной войны совпало с периодом практики у курсантов. 25 июня 1941 года состоялся досрочный выпуск офицеров. Лейтенантами стали 198 курсантов. Второй в 1941 году досрочный выпуск состоялся 31 октября. Курсанты 1 и 2 курсов в июле-августе 1941 года принимали участие в боях в составе 1-ой отдельной бригады морской пехоты. В конце июля 1941 года также было принято решение об эвакуации училища в Астрахань, где оно должно было разместиться на базе Астраханского института рыбной промышленности. Эвакуация завершилась 10 января 1942 года. Последний выпуск военного времени состоялся 7 мая 1944 года. Летом того же года училище вернулось в Ленинград. По окончании войны курсанты ВВМУ им. Фрунзе участвовали в Параде победы на Красной площади. 52 выходца из училища в ходе войны удостоились звания Героя Советского Союза.

Первый послевоенный выпуск состоялся в апреле 1947 года. 29 января 1951 года ВВМУ им. Фрунзе Указом Президиума Верховного Совета СССР было награждено орденом Ушакова I степени. В 1955 году совету училища предоставили право принимать к защите диссертационные работы. Позднее были созданы специализированные советы по присуждению учёных степеней доктора и кандидата наук. В 1959-1962 гг. училище перешло на командно-инженерный профиль подготовки кадров. Была внедрена факультетская система, срок обучения увеличен до 5 лет. Летом 1962 года состоялся первый выпуск специалистов командно-инженерного профиля. Также впервые вместо 6 государственных экзаменов, выпускники защищали дипломные работы. В 1959-1971 гг. в училище работал политический факультет, готовивший офицеров с высшим военно-политическим образованием и квалификацией корабельного штурмана. В 1969 году на базе этого факультета было создано Киевское высшее военно-морское политическое училище. В 1998 году в связи с реорганизацией военных учебных заведений ВВМУ им. Фрунзе было объединено с ВВМУПП им. Ленинского Комсомола и переименовано в Санкт-Петербургский Военно-морской институт.

Личности - преподаватели и выпускники корпуса и училища

Анципо-Чикунский, Лев Владимирович
Беллинсгаузен, Фаддей Фаддеевич (1797)
Белобров, Андрей Павлович
Боголюбов, Алексей Петрович
Бутаков, Григорий Иванович
Верещагин, Василий Васильевич
Виноградов, Николай Игнатьевич
Врангел, Ф.П. (1818)
Гамалея, Платон Яковлевич
Гаджиев, Магомет Имадутдинович (1931)
Гницевич, Евгений Куприянович (1950)
Головко, Арсений Григорьевич
Головнин, В.Н. (1793)
Горшков, Сергей Георгиевич (1931)
Григорович, Иван Константинович
Даль, Владимир Иванович
Дриженко, Фёдор Кириллович
Истомин, Владимир Иванович
Касатонов, Владимир Афанасьевич (1931)
Колбасьев, Сергей Адамович
Колотило, Леонид Григорьевич
Колчак, Александр Васильевич (1894)
Корнилов, В.А. (1823)
Крылов, Алексей Николаевич
Кузнецов, Николай Герасимович (1926)
Курганов, Николай Гаврилович
Лаврентьев, Анатолий Васильевич
Лазарев, Михаил Петрович
Лисин, Сергей Прокофьевич
Лисянский, Юрий Фёдорович (1788)
Лукин, Анатолий Викторович
Магницкий, Леонтий Филиппович
Можайский, Александр Фёдорович
Нахимов, Павел Степанович (1818)
Новосильский, Ф.М. (1823)
Осипенко, Леонид Гаврилович (1941)
Повалишин, И.А. (1758)
Прохватилов, Иван Васильевич
Путилов, Николай Иванович
Римский-Корсаков, Воин Андреевич
Римский-Корсаков, Николай Андреевич
Рыбин, Георгий Николаевич
Сахарнов, Святослав Владимирович
Сикорский, Игорь Иванович
Сенявин, Дмитрий Николаевич (1780)
Собисевич, Леонид Евгеньевич
Соболев, Леонид Сергеевич
Станюкович, Константин Михайлович
Ушаков, Фёдор Фёдорович (1766)
Фарварсон, Андрей Данилович
Фролов, Александр Сергеевич
Чикунский, Борис Александрович
Чернавин, Владимир Николаевич (1956)
Чичагов, В.Я. (1745)
Чуркин, Фёдор Семёнович
Шишков, Александр Семёнович
Шломин, Владимир Семёнович
Эссен, Николай Оттович
Директоры Морского корпуса

1701-1715 - Ф. М. Апраксин, Ф. Ф. Головин
1715-1716 - генерал-лейтенант Сент-Илер
1716-1719 - граф А. А. Матвеев
1719-1722 - Г. Г. Скорняков-Писарев
1722-1727 - капитан А. Л. Нарышкин
1727-1728 - вице-адмирал Якоб Даниил Вильстер
1728-1730 - капитан П. К. Пушкин
1730-1732 - капитан В. А. Мятлев
1732-1733 - капитан-лейтенант В. М. Арсеньев
1733-1739 - генерал-лейтенант В. А. Урусов
1739-1744 - капитан П. К. Пушкин
1744-1760 - капитан 1 ранга А. И. Нагаев
1760-1762 - капитан 1 ранга Ф. Ф. Милославский
1762 - И. И. Шувалов
1762-1802 - адмирал И. Л. Голенищев-Кутузов
1802-1825 - контр-адмирал П. К. Карцов
1825-1826 - вице-адмирал П. М. Рожнов
1826-1842 - адмирал И. Ф. Крузенштерн
1842-1848 - вице-адмирал Н. П. Римский-Корсаков
1848-1851 - вице-адмирал Н. Г. Казин
1851-1856 - контр-адмирал В. А. Глазенап
1855-1857 - вице-адмирал А. К. Давыдов
1857-1861 - контр-адмирал С. С. Нахимов
1861-1871 - контр-адмирал В. А. Римский-Корсаков
1871-1882 - контр-адмирал А. П. Епанчин
1882-1896 - вице-адмирал Д. С. Арсеньев
1896-1901 - контр-адмирал А. Х. Кригер
1901-1902 - контр-адмирал А. И. Даможиров
1902-1905 - контр-адмирал Г. П. Чухнин
1905-1906 - контр-адмирал В. А. Римский-Корсаков
1906-1908 - капитан 1 ранга С. А. Воеводский
1908-1913 - контр-адмирал А. И. Русин
1913-1917 - контр-адмирал В. А. Карцев
Начальники училища

1917-1919 - генерал-лейтенант А. М. Бригер
1919 - А. А. Костин
1919-1920 - Б.Б Жерве
1920-1922 - Н. И. Паттон
1922 - В. П. Римский-Корсаков
1922-1924 - Е. Ф. Винтер
1924-1926 - Н. А. Бологов
1926-1930 - Ю. Ф. Ралль
1930-1934 - командир РККФ А. Н. Татаринов
1934-1939 - комдив Г. А. Буриченков
1939 - флагман 2 ранга П. С. Броненицкий
1939-1941 - контр-адмирал С. С. Рамишвили
1941-1942 - капитан 1 ранга Б. М. Жуков
1942 - капитан 1 ранга Б. Н. Апостоли
1942-1944 - капитан 1 ранга К. Д. Сухиашвили
1944-1947 - контр-адмирал В. Ю. Рыбалтовский
1947-1951 - контр-адмирал К. М. Кузнецов
1951-1952 - контр-адмирал А. Г. Ванифатьев
1952-1954 - контр-адмирал Г. А. Коновалов
1954-1959 - вице-адмирал В. Л. Богденко
1959-1967 - вице-адмирал А. Г. Ванифатьев
1967-1974 - вице-адмирал В. А. Хренов
1974-1979 - вице-адмирал В. В. Платонов
1976-1988 - вице-адмирал Н. К. Фёдоров
1988-1993 - контр-адмирал А. С. Ковальчук
1993-1999 - контр-адмирал Б. А. Попов
1999-2002 - контр-адмирал Н. А. Скок
2002-2006 - контр-адмирал О. Д. Демьянченко
2006 - н.в. - контр-адмирал Ю. Е. Ерёмин
Русскому, Российскому и Советском Флоту Слава! Как бы не переименовывали наш легендарный Флот, он остается старейшим и лучшим флотом в Мире!
Продолжение следует.

Валентина

Страна души моей - Белоруссия

Оригинал взят у eyesmile_photo в "Страна души моей - Белоруссия"
Сегодня в международный женский день хочу показать фотографии со мной в главной роли. Это проект, который называется "Страна души моей" и делает его прекрасная Вика pobeda_che& Принять участие может любая девушка, влюбленная в страну своей души.

Что касается меня, то ни для кого не секрет, что я родом из Беларуси. Поэтому передо мной не стояла проблема выбора страны) У моей мамы в небольшом этномузее в обычной средней школе собрана целая коллекция белорусских национальных костюмов, аксессуаров, изделий из льна, различных инструментов, которые раньше использовались в быту, что оказалось весьма кстати) Так что весь реквизит и одежда, использованные в съемке, весьма аутентичны)

1

Ну а что у нас получилось, смотрите под катом.

Collapse )